Как вы думаете, где сделано это фото? В далёкой глубинке, где нет работы, и местное население с утра пьёт? Может, в какой-нибудь подворотне какого-нибудь прибалтийского городка (бывшей «витрины СССР», в одночасье ставшей задворками ЕС), а то и вовсе в нью-йоркском Бронксе?

А что скажете, если сообщу вам, что снимок этот сделан в ЦАО Москвы, и не просто в ЦАО – внутри Садового кольца?!

Тем не менее, это именно так. Перед вами двор дома №16 в Тетеринском переулке. Кстати, обратите внимание на окно на третьем этаже. Да-да, то самое, справа и снизу от которого уже совсем не осталось штукатурки. Один слой 20-милиметровых досок – вот всё, что отделяет находящуюся там квартиру от улицы. Квартира эта принадлежит местному старожилу Юрию Зиновьевичу Шабурину, с которым нашей редакции удалось побеседовать.

Шабурин ЮЗ

Ю.З. Шабурин

— И давно у Вас такая беда, Юрий Зиновьевич?

— Да, прилично уже, с 2011 года. Когда с крыши капает, постоянно заливает. У меня ж обои прямо к этим доскам с внутренней стороны приклеены. Три раза уже обои переклеивал и потолок заново белил.

— Жаловались куда-нибудь?

— Да, куда мы только не жаловались уже. Но об этом вам лучше Ольга, соседка с первого этажа расскажет – у неё компьютер, она все эти бумаги составляла. В прошлом (2015-м) году к нам даже глава таганской управы приезжал.

— Джиоев?

— Да, Джиоев, молодой такой. Походил тут, сам всё сфотографировал. Сказал, что будет иметь наш дом в виду, да так и пропал после этого.

По совету Юрия Зиновьевича обратились к живущей на первом этаже Ольге Эдуардовне Оксенгойт.

Оксенгойт ОЭ

О.Э. Оксенгойт

И вот, что она добавила к рассказу старожила:

— На самом деле, в 2011-м пошло обрушение стены, а проблема появилась аж в 1999-м. Я живу здесь с 1998-го. Видите водосточную трубу справа от козырька (для читателей – вернитесь к фото)? Сейчас там целой секции не хватает, а в 99-м она начала на стыке расходиться. Ну, и стало лить на стену, размывать. А в 2011-м уже начали падать куски штукатурки, огромные камни такие.

— И дошло до того, что остались одни доски?

— Да, понимаете, дом очень старый, 1909 года постройки. Сам дом кирпичный, но место, где стена обрушилось – это пролёт, заделанный досками и поверху – штукатуркой. Тут до революции что-то вроде чёрного хода было.

Обратите внимание – белым намазано над козырьком. Это так пытались стену «отремонтировать». Чем, как вы думаете, замазывали? Гипсом! Я просила строителей хотя бы раствором заделать, а они – мне: «Что дают, тем и мажем».

Тетеринский 16-5

— Ольга Эдуардовна, а Вы же писали жалобы, Юрий Зиновьевич рассказывал, что в прошлом году к вам даже Джиоев приезжал…

— Да, я на собрании общественных советников управы (сама я – тоже общественный советник) обратилась к нему, попросила приехать, посмотреть наш дом. Он спросил тогда: «Вы хотите расселения?» Я ему ответила, что у нашего дома метровые кирпичные стены, может ещё долго простоять, если его поддерживать. Вот они и поддерживают… При помощи гипса.

— А что Вам отвечали на Ваши жалобы?

— Вы знаете, всё время сдвигали сроки. Вот, посмотрите, в ответе из управы от 27.01.2012 пишут, что капремонт нашего дома планируется провести в 2008-2014 гг. А в ответе из префектуры ЦАО от 16.10.2013 обещают уже только «выборочный» капремонт в 2015-2016 гг. (копии обоих документов прилагаем ниже).

Ответ Оксенгойт из управыОтвет Оксенгойт из префектуры

Но, когда в последний раз была на собрании в управе, там мне вообще сказали, мол, принят новый закон, и в 2015-м мы все начали жить «с чистого листа». Так что, теперь в графике наш дом стоит на 2015-2017 гг. А на вопрос, почему же ничего не делают до сих пор, нам ответили, что делают, это мы не замечаем. Мол, надо же проектно-сметную документацию утвердить и т.д.

— В общем, когда будет теперь ремонт, так и не ясно?

— Да, мы все его ждём. Когда закон вышел о капремонте, мы даже готовы были платить, тут же средства стали собирать. Но у нас не только сам дом в плачевном состоянии, пройдёмте во двор.

Проходим… Картина, представшая нашим глазам, и в комментариях-то, пожалуй, не нуждается, судите сами…

Тетеринский 16 (1)

Но Ольга Эдуардовна всё же в двух словах рассказала:

— Тут, пока строили современный административно-жилой комплекс (угол этого здания видно на фото слева), был строительный городок. Видите эту опалубку (на фото – синие доски)? Это строители вбили прямо в асфальт. А дальше — горка, раньше зимой с неё дети катались. Сейчас со времён стройки всё завалено, так никто ничего и не убирал. Деревья – сплошной сухостой, в любой момент могут упасть. А когда-то они все были живые, там летом даже соловей пел.

Кстати, когда Джиоев приезжал, он заставил тут хоть немного убраться. Деревья поваленные увезли. Но потом дворники вновь стали сюда мусор свозить.

Возвращаемся к обрушенной стене, Ольга Эдуардовна указывает нам на палисадник с ёлочками.

Тетеринский 16 (7)

— Это всё сами жильцы посадили, я, когда сюда приехала (напомним, О.Э. Оксенгойт живёт в доме сравнительно недавно – с 1998-го), даже асфальта у входа в подъезд не было – на свои деньги его положила. Такая вот у нас «чёрная дыра» в самом центре Москвы.

Анатолий Пронин

Анатолий Пронин

There are no comments yet.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked (*).

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>